Сюрреальные рассказы о Железном Феликсе

 

От редакции. Что только ни делает власть, чтобы вытравить из памяти народной образы великих сынов страны – революционеров-большевиков, заставить забыть о социалистическом прошлом, затоптать дорогу в коммунистическое будущее. Но ничего не получается. И несмотря на все ее ухищрения все больше молодых людей проявляют неподдельный интерес к революционной истории страны и ее героям.

Эти “фантастические рассказы на реальной основе” написал и разместил в Интернете молодой человек, который в своем комментарии признается: «Фигура Феликса меня с детских лет волновала. Но вот это все, что я смог на эту тему сделать. Слишком сложно».

Он выложил 4 новеллы, где героем – Ф.Дзержинский, из которых мы в связи с ограниченностью газетной площади приводим только одну.

…тире, точка… точка, точка, тире…

– Ясно. “Держитесь, Феликс”…

Дзержинский, наконец, разжал бледные пальцы, попутно заметив, какие глубокие следы остались на спинке стула…

“…Тяжелое положение. Немедленно нужно ехать. На вас одна надежда, Феликс Эдмундович…”

Тогда Дзержинский лишь коротко кивнул. И вот он здесь, на Востоке. Тяжелые бои оставили в памяти Дзержинского лишь один кровавый туман. И все-таки не подвел Дзержинский партию, не подвел Ильича.

Смертельно раненый уже в который раз, он не оставил людей и, казалось, немой укор Владимира Ильича: “Подвели вы меня, Феликс Эдмундович, ох, как подвели…” не дал ему не только умереть, а, наоборот, придал большей силы. И люди, с верой в командира и партию, не позволили врагу пройти к еще молодому сердцу Революции.

– Значит, будем держаться, – заключил Дзержинский. – И будем держаться еще столько, сколько потребуется.

Кипели бои, и люди все чаще оборачивались назад, высматривая, не идет ли подмога

Врагов становилось все больше, они огромным валом накатывались на горстку редеющих защитников. Но чем меньше людей оставалось у Дзержинского, тем крепче становилась оборона.

Уже давно иссякли запасы провизии, все чаще люди гибли не от пуль, а от истощения. Но будто ангел брел среди них Дзержинский, поднимая мертвых, леча раненых, и, увидев огонь в глазах командира, люди поднимались и останавливали врага, который безбрежным океаном бушевал вокруг островка закаленных сердцем, отчаянно сопротивляющихся революционеров, в рядах которых носился словно молитва, словно крик буревестника призыв: “Держитесь, товарищи, помощь уже идет!..”

…тире, точка… точка, точка, тире…

“Держитесь, Феликс”…

– Все, последний патрон. – Прицелившись, красноармеец снял впереди идущего, но на место павшего сразу стали десять человек.

– Ну, товарищи, в штыки! – Дзержинский вышел вперед, но обессиленный, упал. Поднялся и упал снова.

Дзержинского принесли уже бредящего. Все еще хмурились брови командира. Даже в бреду враг не оставил его в покое, как не хотел оставить свободной страны, страны рабочих и крестьян.

Тихо стало на поле боя. Решил враг, что потеряли люди своего командира, бросились на защитников, как стервятники, готовые прочь смести непокорившихся

Но тут вдруг открылись глаза у Дзержинского, тихо он так вздохнул и еще тише сказал:

– Земля дрожит. Конные. Никак Буденный, – и вновь впал в беспамятство.

Подняли люди тело командира и пошли вперед, сквозь бушующее море врага. Смело шли. Растерялись враги, отступили.

Налетела тут буденовская дивизия, подминая под себя врага, раскидала его. Побежал неприятель, а в небе песня плыла. Услышали ее враги и еще прытче побежали…

Сдержал слово Дзержинский, не пустил врага, обратил в бегство противников пролетариата…

– И чудилось мне, будто плыву я, а в небе песня звучит. И так легко мне сделалось, спокойно…

Владимир Ильич рассмеялся, а отсмеявшись сказал:

– Так это Семен Михайлович вам на помощь подошел. А песня была “Интернационал”. Любит ее Буденный перед битвой на своем японском магнитофоне крутить. И где только колонки такие мощные достал.

Дзержинский и сам засмеялся было, но задохнулся кашлем.

Ленин строго посмотрел на него.

– Да будет вам. А теперь выздоравливайте, – и вышел из палаты.

Феликс Эдмундович закрыл глаза, уже засыпая. Врачи будут возмущаться, но уже завтра он покинет лазарет, это уж точно…

alef

http://avtor.net.ru/page-id-33221.html

 

 

 

...Я возненавидел богатство, так как полюбил людей, так как я вижу и чувствую всеми струнами своей души, что сегодня... люди поклоняются золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские... и изгнал из сердец людей любовь... Помни, что в душе таких людей, как я, есть святая искра... которая дает счастье даже на костре.

...Не стоило бы жить, если бы человечество не озарялось звездой социализма, звездой будущего. Ибо «я» не может жить, если оно не включает в себя всего остального мира и людей.

Я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступлений, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, в которых люди продают свое тело или душу или и то и другое вместе; чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды... Я хотел бы объять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни...

Цитаты из дневника